Распечатать Распечатать

Израиль. Описание поездки 3

Добавлено в закладки: 0

Ким Майклс. 23 декабря 2009г.

После двух насыщенных дней в Иерусалиме мы все почувствовали необходимость сменить обстановку, поэтому решили искать тишины за городом, поехав к Мертвому морю. По карте это кажется простой задачей, поскольку есть Шоссе 1, которое идет из Тель-Авива севернее Иерусалима и почти до иорданской границы, где оно доходит до Шоссе 90, ведущее на север и юг. Но найти это Шоссе в реальной жизни совершенно другой вопрос.

Я спросил в гостинице, и мне посоветовали проехать через Иерусалим до Шоссе 1. Поскольку это было явно самым коротким расстоянием между двумя пунктами, я решил поехать именно так, хотя дорога была не прямой. За исключением потраченного на дорогу времени все шло довольно гладко, пока мы не добрались до места, где нужно было свернуть налево. Там оказалось три переулка, поэтому я подъехал к краю дороги и остановился в левом переулке, только, чтобы обнаружить, что не могу повернуть налево из левого переулка, а только из среднего. По-видимому, левый переулок предназначался для автобусов, и на том перекрестке им не нужно было поворачивать налево. Я никогда не видел такого прежде, поэтому мне пришлось проехать прямо, а затем развернуться, чтобы вернуться на нужную дорогу.

Западное побережье Мертвого моря

После долгой поездки по городу мы добрались до места, откуда нам нужно было ехать на восток, чтобы найти Шоссе 1. Затруднение было в том, что там не было абсолютно никаких указателей к Шоссе 1 или к Мертвому морю. И вот мы подъехали к Шоссе, но не увидели никаких ведущих к нему въездов. К счастью, Хелен заметила на карте альтернативный маршрут и когда мы последовали ему, то оказались на одной из самых наиболее спорных еврейских территорий в Восточном Иерусалиме. Несомненно, нам предназначалось приехать сюда, и вскоре мы нашли Шоссе 1, хотя там все равно не было никаких дорожных знаков. Оказавшись на Шоссе, мы действительно увидели указатель к Мертвому морю, но к тому времени от него уже было мало пользы. Я подозреваю, что израильские власти не хотят сделать легкой поездку на Западный берег, потому что я не вижу никакой неполитической причины для отсутствия указателей въезда на главную дорогу.

Как только мы выехали за город, стало ясно, что мы находимся в совершенно другой местности, чем все, что мы видели прежде. К западу от Иерусалима — холмистая местность и хотя она выглядела иссушенной, на ней было немного растительности и во многих местах даже росли деревья. К востоку от Иерусалима находится иудейская пустыня, и она гораздо засушливее, с травой, которая растет так далеко друг от друга, что ей нужно общаться по коротковолновому радио, и не было ни одного дерева. Ландшафт холмистый, и единственным признаком жизни были несколько автофургонов и металлических вагонов — укрытия для многочисленных стад коз, которые бродят по склонам.

Ниже уровня моря
После непродолжительной езды вы подъезжаете к большой надписи, которая обозначает уровень моря, а затем дорога идет круто вниз, и есть указатели для каждых 100 метров, на которые вы едите вниз от уровня моря, пока не достигаете 300 метров ниже уровня Мертвого моря. В этом месте не может жить много людей, но оно все равно патрулировалось израильскими реактивными истребителями F-16, которые летали ниже вершин холмов. Израильтяне явно маркируют все, что считают своей территорией.

Мёртвое Море. Обратите внимание, как отступившая вода обнажила дно без растительности.

Когда вы едете дальше на восток, холмы исчезают и появляется огромная долина, в низине которой течет река Иордан. Вернее, я должен сказать, то, что остается от реки Иордан, поскольку большую часть воды сейчас откачивают для орошения огромных сельскохозяйственных районов и на израильской/палестинской стороне, и на иорданской стороне. Фактически, река сейчас такая мелкая, что Иоанн Креститель не смог бы крестить Иисуса погружением, по крайней мере, не зимой. Там есть огромные плантации финиковой пальмы и несколько больших районов с тем, что выглядит как оранжереи, но покрыты тканью вместо стекла — в них выращивают различные овощи.

Наконец мы нашли Шоссе 90 и поехали на юг. Через некоторое время мы на мгновение впервые увидели Мертвое море. Я знал, что оно большое, но все равно удивился тому, какое оно огромное — другая сторона едва ли была видна в тумане. По мере нашего продвижения на юг, справа от нас появилась огромная отвесная скала, и поистине пейзаж был впечатляющим. Мы останавливались в нескольких местах и могли ясно видеть, что уровень воды отступил на много метров. Я читал, что это вызывает беспокойство, поскольку слишком мало воды поступает из реки Иордан.

Массада
Через некоторое время мы подъехали к месту, которое было целью нашего путешествия в тот день — древней еврейской крепости Массада. Она находится в очень впечатляющем месте на вершине скалы, с которой просматривается Мертвое море. Прежде, чем вы сможете добраться до самой крепости, вы проходите через гостевой центр, построенный явно для того, чтобы произвести впечатление архитектурой, которая по грандиозности напомнила мне аэропорт Бен-Гурион. По такому внушительному и дорогому зданию ясно, что израильское государство считает это место очень важным. Вскоре я узнал, почему.

Гостевой центр имеет приятный центральный зал с копией всего довольно обширного комплекса крепости. Крепость начал строить и почти закончил царь Ирод, который хотел иметь загородное убежище в удобном для обороны месте в том случае, если ему придется скрываться от восстания (когда вы подавляете собственный народ, вам нужно иметь и безопасное место). На скале с северной стороны плато он построил дворец, а вокруг вершины возвел крепостную стену, хотя с восточной стороны находится отвесная скала высотой 300-400 метров. Крепость стала известной, потому что использовалась восставшими евреями, пытавшимися скрыться от римлян во время восстания, которое привело к разрушению второго храма приблизительно в 70 году н. э. Многие восставшие ушли из Иерусалима и преследовались римской армией в пустыне. Массада оказалась последним оплотом восставших, и римляне затем осаждали крепость в 72 году.

Плато Массада, вид из долины

В 73г. римляне соорудили большой земляной вал, который подходил к уязвимым воротам с западной стороны крепостной стены. Когда восставшим стало ясно, что на следующий день римляне прорвутся через их оборону, их лидер, Элеазар бен Яир, произнес вдохновляющую речь, сказав, что самоубийство предпочтительней рабства у римлян. Тогда жители решили, что каждый мужчина должен убить собственных жену и детей, перерезав им горло, чтобы они истекли кровью. Затем мужчины встретились в центральном месте, разделились на группы и бросили жребий, чтобы решить, кто должен был перерезать горло остальным членам своей группы перед тем, как покончит с собой. Перед этим они подожгли все сооружение, чтобы ничего не оставить римлянам.

Вот так 960 мужчин, женщин и детей погибли до наступления римлян следующим утром. Предположительно две — единственные здравомыслящие — женщины с пятью детьми спрятались в водном резервуаре и выжили, так что они смогли рассказать римлянам о случившемся, в том числе дословно пересказали речь лидера. Эта речь напечатана в официальной брошюре о Массаде, которую вы получаете вместе с билетом. И, опять же, это нечто такое, что израильское государство считает важным.

Войдя туда, вы проходите в маленький кинотеатр, где смотрите фильм о событиях. Его можно сравнить с голливудской версией — эпическим фильмом с Питером О’Тулом в роли римского полководца — о так называемых реальных событиях. И фильм делает акцент на том факте, что римляне очень восхищались своими врагами, показавшими такую храбрость вместо признания несомненного поражения. Он также содержал некие тонкие намеки на то, как важна Массада для современного израильского государства (вскоре расскажу об этом). Фильм озвучивал человек, с которым лично я не хотел бы иметь никаких дел, и фильм имел отчетливую вибрацию пропагандистского кино. Он фактически напомнил мне некоторые нацистские пропагандистские фильмы, которые я видел в исторических программах по телевидению.

Фуникулеры, идущие к плато и обратно, встречаются в середине пути

После просмотра фильма мы несколько минут ждали фуникулер, который доставляет к вершине горы. Еще есть пешеходная тропа, ведущая в гору, но поскольку температура была более 30 градусов по Цельсию и на тропе было солнечно, мы предпочли высокую технологию. Это была очень впечатляющая поездка. У меня было обзор через открытое переднее окно, и я мог смотреть прямо вниз. С одной стороны был очень впечатляющий вид Мертвого моря, а с другой — захватывающий вид узкого каньона с резким контрастом между солнечными местами и местами глубокой тени. На полпути мы встретили другую кабину, идущую вниз и вся дорога была, вероятно, около 2 км.

Первое, что поразило нас на вершине горы, это жара. Я ожидал, что будет прохладнее, частично из-за высоты 300- 400 м., а частично потому, что я ожидал, что наверху будет легкий ветерок. Но там вообще не было никакого ветра, и температура была даже немного выше, чем внизу. Руины крепости весьма внушительны, и площадь обширна. Настоящий подвиг — построить стену вокруг всего плато, хотя, по моему мнению, нужно задаться вопросом, зачем они построили стену с восточной стороны, поскольку это отвесная скала более 300 м. высотой.

Там было много народу и очень мало тенистых мест. Мы не поняли, почему негде было купить напитки, но там было несколько питьевых фонтанчиков с теплой водой. Иисус выплюнул бы ее, но я сумел выпить.

Впечатляющий вид на пути к вершине

На Западной стороне был земляной вал, сооруженный римлянами. Экскурсовод сказал, что римляне использовали рабов евреев, и именно поэтому восставшие не стреляли в них стрелами из лука. И в то время как это казалось логичным, позднее я прочитал, что в действительности восставшие были в состоянии войны с господствующими евреями и должны были бежать из Иерусалима. В действительности, похоже, что восставшие не имели никакого отношения к большинству населения и подняли восстание против желания народа, таким образом, заставляя население пострадать от применения римлянами суровых мер. На основании этого кажется маловероятным, что они не стреляли бы в рабов.

В любом случае, вал был сооружен, и восставшие решились на жуткое самоубийство. Много лет назад я смотрел документальный фильм о Массаде и испытал странное чувство. Но когда я оказался там, то ощутил энергии, которые все еще нависают над этим местом (или нависали до того, как я использовал скипетр), и внезапно у меня все сложилось.

Энергии, скрытые за Массадой
Прежде всего, вся идея относительно массового самоубийства кажется мне отвратительной, тем более что оно включало женщин и детей — которые очевидно не хотели совершать самоубийство, и во многих случаях — особенно, дети — не имели никакого выбора. Так что в действительности это было не самоубийство. Это была небольшая группа мужчин, решивших убить своих жен и детей, а затем покончить с собой.

Когда я читал речь лидера, то ощущал отчетливую вибрацию гордыни. Мне стало ясно, что истинной мотивацией со стороны нескольких лидеров было поставить себе памятник, который вписали бы в историю. Они восстали против Рима, надеясь быть теми, кто нанесет поражение римлянам и восстановит Израиль до его законного положения как Царства Божьего на земле. Но их же собственный народ отверг их, и они теперь были на грани поражения в последнем сражении и ухода в безвестность. Однако, совершая такой беспрецедентный и шокирующий последний акт, они надеялись поставить себе памятник и обеспечить себе место в истории. И это сработало.

Часть руин в Массаде

Но почему это сработало? В течение многих столетий крепость Массада была грудой забытых развалин. Затем в конце 1960-х и в 70-е годах определенные израильские группировки заново открыли Массаду и начали превращать ее в центр для экскурсий групп молодежи. Это, конечно, было нужно во время 6-дневной войны, которая расширила Израиль путем оккупации Западного берега и других территорий, но также создала непрекращающийся конфликт между Израилем и его соседями, который до сих пор не разрешен и может — в любое время — привести к еще одной войне. После того, как Массаду впервые открыли для посещений, ее постепенно стали признавать официально, пока, в итоге, правительство не построило огромный гостевой центр и превратило ее в главную достопримечательность и национальный символ.

Почему Массада — где совершен безумный акт группой восставших, которые не имели ничего общего с большинством населения — стала символом борьбы израильского государства за выживание? Это сигнализирует о том, что израильское государство сегодня стоит перед тем же выбором, перед которым стояла группа восставших, а именно: между свободой и рабством. И точно так же, как в то время израильский народ — особенно молодые солдаты — должен быть готов принести такую же жертву, как и мятежники в Массаде. Не в том смысле, что государство поощряет людей совершать в прямом смысле самоубийство, но явно пропагандирует подход, что смерть за свою страну — даже в безрассудной и самоубийственной войне — почетна для израильской молодежи.

Земляной вал, который дал римлянам доступ к плоскогорью

Когда я осознал это, то вспомнил, что перед поездкой в Израиль читал, что израильский премьер-министр говорил — несколько раз — что Израиль сохраняет за собой право защищаться всевозможными средствами. Это поразило меня как весьма странное заявление для лидера демократической страны, тем более, если она имеет 80-100 единиц ядерного оружия. Для меня это странно, потому что одним из краеугольных камней демократии является то, что она должна быть лучше тоталитарного государства, а признаком тоталитарного государства является то, что оно не имеет никакого уважения к правам человека, потому что основано на философии «цель оправдывает средства».

Демократия заменила такую мораль концепцией прав человека, которые государство не может попрать. И вот премьер-министр Израиля защищает подход, который очень похож на мораль всех тоталитарных государств. Он по существу говорит, что выживание ГОСУДАРСТВА Израиль — которое НЕ то же самое что еврейский народ, хотя, возможно, мало кто понимает это в Израиле, — может оправдать использование любых средств, в том числе ядерное оружие против страны, не обладающей им. Страшно, что это оставляет много места для фанатизма и паранойи. Каким образом израильские руководители будут определять ситуацию, которой они оправдают использование ядерного оружия? Это могло бы быть просто вопросом того, какую угрозу чувствует горстка людей. Если бы они опасались, что Иран собрался разрабатывать ядерное оружие, то они использовали бы собственное, чтобы бомбить иранские ядерные объекты? Это вероятно вызвало бы войну с арабскими государствами, но если они думают, что война все равно предстоит, то, возможно, лучше бороться с ними, пока там только Израиль имеет ядерное оружие?


Остатки дворца, построенного царем Иродом

Я знаю, что вы можете возразить, но я ощущал на месте Массада энергию неуважения к человеческой жизни, энергию готовности пойти на любые крайние меры ради достижения своей цели. Никакое человеческое страдание не окажется слишком большим, никакая жертва — людьми — не велика ради защиты исторических целей лидеров, которые считают себя чрезвычайно важными. Я мог буквально ощутить, как за этой энергией работают звери для создания ситуации, в которой Израиль начнет ядерную «гибель Богов» на Ближнем Востоке — и потенциально вызовет третью Мировую войну, которую эти силы посчитали бы дополнительным вознаграждением. Меня ничуть не удивило бы, что некоторые из тех же душ, которые вызвали события в Массаде, сейчас находятся в воплощении как некоторые из наиболее воинственных израильских лидеров — и они мало изменились.

Еще раз повторяю, они пытаются создать ложный выбор между свободой и убийственной войной. Но единственный ли это выбор? Восставшие в Массаде в действительности боролись не за свободу, несомненно, не за свободу обычного населения, на которое они смотрели сверху и с которым боролись. Так, за какое общее дело они боролись? Подобным образом, является ли нынешняя борьба израильского государства в действительности борьбой за свободу? Или же борьба вызвана полным нежеланием небольшой группы израильских лидеров быть гибкими и вести переговоры с остальным миром, чтобы найти мирное решение, которое сможет обеспечить основные права человека и для евреев, и для палестинцев? Мне ясно, что мир хочет мирного решения, но израильское правительство последовательно сопротивлялось этому, не уступая по ключевым вопросам, например, при последнем отказе остановить новые заселения на оккупированных территориях. Я должен серьезно спросить себя, действительно ли эти лидеры желают вести переговоры или они предпочли бы видеть большую войну на Ближнем Востоке. Я могу сказать вам, что энергии, которые я чувствовал, не были энергиями истинных миротворцев.

Гостевой центр. Очевидно, что это построено, чтобы произвести впечатление, подчеркивающее важность Массады как символа Государства Израиль.

Я также размышлял о сущности способа, которым люди в Массаде привели в исполнение свое так называемое самоубийство. Каждый мужчина пошел в свое частное жилье и перерезал горло жены и детей — любого возраста. Затем мужчины встретились, разделились на группы и в каждой группе бросили жребий. Проигравший перерезал горло остальной части людей в группе перед тем, как покончить с собой. Для меня это настолько странно, что едва ли могу найти слова. Это выглядит планом, разработанным для того, чтобы получить максимальное количество света от всех вовлеченных людей. Как бы вы чувствовали себя, пока перерезали горло собственной жене и детям и наблюдали, как они еще несколько минут истекали кровью, пока не умерли?

Я даже думал об очевидной альтернативе. Место находится на вершине скалы и с восточной стороны есть обрыв 300м. глубиной. Так, просто постройте всех людей у стены, затем лидеры показывают пример, спрыгивая первыми, а остальные могут прыгнуть или не прыгнуть, как они решат индивидуально. Но если бы сделали нечто подобное, то значительное число людей, вероятно, не спрыгнуло бы, и это уменьшило бы шоковый эффект. Для максимального эффекта умереть должны были ВСЕ, и для меня это ясно демонстрирует, что за всеми событиями стояли некоторые довольно больные умы. Они просто хотели оставить о себе памятник в истории, и это ничто иное как гордыня, которая перешла грань вплоть до безумия. Я говорю вам, это была энергия зла, и я почувствовал большое облегчение, когда использовал скипетр, чтобы очистить ее. Я действительно чувствовал, что владыки хотели очистить эти записи.

К Красному морю
После спуска на фуникулере с плато мы были измучены жарой и жаждой, и гостевой центр имел большой магазин даров, где продавали свежевыжатый апельсиновый сок. Какое спасение! Теперь мы оказались перед выбором: или вернуться тем же путем, или поехать на юг и найти другой путь обратно. Последний был длиннее, но мы увидели бы что-то другое. Тогда Сэнди предложила доехать до южного города Эйлата, который находится на берегу Красного моря. Она посещала его, когда была студенткой, проводя лето на археологических раскопках. Мы поняли, что это была хорошая идея, поскольку мы тогда пересекли бы (во время всей поездки) почти всю страну с юга на север. Кроме того, Эйлат — чакра основания Израиля, плюс мы были бы ближе к аравийскому полуострову и Египту.

Прежде чем оставить Красное море позади, мы проехали мимо района с огромными гостиницами на берегу, очевидно, для людей, которые приезжают ради целебных свойств богатой минералом грязи, которая считается полезной при кожных заболеваниях. Мы также проехали огромный соляной завод, намного больший и с большим количеством труб, чем нефтеперерабатывающий завод. На южном побережье Красного моря находится область с соляными столбами, и вдруг, о чудо! название одного из них указывает на то, что он образовался, когда жена Лотта оглянулась назад. Возможно, с древних времен передается, что это место Содома и Гоморра и что этот конкретный столб — который в 3 раза выше человеческого роста — является подлинными остатками госпожи Лотт. Для меня остается тайной, почему они решили, что это был именно он среди сотен других.

Закат на Красном море

Однако, еще большая тайна — то, что в этом месте они не нашли никаких руин древних городов. Учитывая современные знания о том, что Мертвое море было мертвым задолго до библейских времен, нужно задаться вопросом, почему построили не один, а два города в таком неприветливом месте. Это напомнило мне о Пути Скорби, где, по-видимому, выбрали маршрут, а затем заявили, что он был подлинным. Это еще раз показывает, какой менталитет на Ближнем Востоке — не только среди евреев — менталитет сильной привязанности к земле. История и традиция тесно связаны с конкретными местоположениями на карте.

К югу от Мертвого моря мы въехали в Синайскую пустыню, и это действительно — пустыня. Вдоль дороги стояло несколько старых, ржавых артиллерийских орудий, вероятно от 6-дневной войны в 1967. Мы видели несколько стад верблюдов, но были также огромные территории вообще без растительности. Потребовалось почти три часа, чтобы добраться до Эйлата, который оказался курортным городом, сосредоточенным вокруг группы огромных гостиниц прямо на берегу.

Я искал тихое место, чтобы принять диктовку и увидел знак убежища птиц. Но там не оказалось ни птиц, ни убежища, но только очень плохая грунтовая дорога, которая проходила рядом с иорданской границей. Поэтому мы спустились к берегу и поскольку не смогли найти тихого места, я понял, что диктовке придется подождать, пока не поедем обратно. Мы провели полчаса на пляже, так как садилось солнце и был очень красивый вид Красного моря. Также приятно расслабиться после долгой поездки. Немного перекусив, мы начали пятичасовую поездку обратно.

Диктовка Моисея
Диктовка началась через полчаса езды к северу от Эйлата, когда мы проезжали Синайскую пустыню в тех же местах, где, вероятно, скитались израильтяне. Это была очень мощная диктовка, и во время ее у продолжались внутренние видения израильтян и их похода. Я мог ясно чувствовать, как Господь Линг обращался прямо к тем самым людям, которых он вел, а также к сознанию борьбы с Богом. Я чувствовал, как его свет был направлен особо на людей и тип мышления на Ближнем Востоке, не только евреев, но также и арабов. Он также обратился к сознанию всех религиозных людей и к склонности принимать священные писания буквально вместо принятия ответственности, чтобы превзойти внешние слова и постичь Бога Живого, которого он нашел на горе.

В этой диктовке было нечто очень мощное, и особенно в конце, когда он сказал:

И, все же, мои возлюбленные, я чувствую, что благодаря этим последним учениям, переданным через этого посланника за последнюю пару лет — учениям о дуальном сознании, учениям о драмах, и этому, данному мной высвобождению — я чувствую, что теперь могу покинуть эту планету полностью и окончательно и, таким образом, пойти дальше, продолжить космическое путешествие к последнему пункту назначения — Белому Кубу, где вы восседаете и смотрите не на мир формы, но обращаетесь в другую сторону и созерцаете Чистое Бытие Живого Бога, Живое Присутствие Бога.

И это, действительно, будет последним заявлением Вознесенного Владыки Моисея, Вознесенного Владыки Господа Линга — как бы вам ни хотелось меня именовать — ибо это не имеет для меня никакого значения, так как я покидаю эту планету и живущие на ней жизнепотоки, желая вам Бого-ускорения и отсутствия любых привязанностей.

Итак, на самом деле это мой последний дар, ибо верите вы или нет, Вознесенного Владыки Моисея, Вознесенного Владыки Господа Линга с этого момента более нет, ибо Я ЕСМЬ БОЛЕЕ!

Было прекрасно испытать расширенное видение в сравнении с тем, как мы обычно смотрим на все с нашей точки зрения на Земле. Я чувствовал огромный контраст между ближневосточным мышлением, с которым я столкнулся в предыдущие дни, и расширенным космическим видением вознесенного владыки. И это поистине вызвало ощущение того, как он буквально смотрел с Земли в спирали вознесения к Божественному сознанию. Когда он заговорил о Белом Кубе, я вспомнил свое переживание, когда я был в Центральном Солнце, и это помогло мне распознать тип мышления Ближнего Востока, так же как и собственную реакцию на него.

Синайская пустыня. Не хотел бы я сорок лет скитаться по такому месту.

В предыдущие дни у меня стало усиливаться чувство, что людям на Ближнем Востоке действительно необходимо изменить свой подход, но ощущение сознания Господа Линга позволило мне понять, что, несмотря на всю внешнюю напряженность, люди здесь — все равно просто люди, застрявшие в определенном состоянии сознания. В Саммите говорили, что многие из людей на Ближнем Востоке — отсталые эволюции, которые воплотились здесь после того, как они помогли взорвать планету Малдек, которая является теперь поясом астероидов. Но я ощущал, что независимо от их истории, они — просто самосознательные существа, застрявшие в определенном состоянии сознания. Я начал понимать, что просто не моя роль в этой жизни обращаться к их сознанию или бросать ему вызов, или изменять их. Я должен позволить моему свету сиять и помнить концепцию Будды: «Некоторые поймут». И я чувствовал, что, поскольку Господь Линг оставил позади ближневосточное сознание, я мог бы сделать то же самое, и это означает, что я смогу отпустить любую привязанность к изменению других людей, даже любое желание предотвратить войну на Ближнем Востоке.

С детства я беспокоился о войне в этом регионе и поддерживал видение, чтобы она не произошла. Но я начал отдавать даже это желание при полном уважении к обыгрыванию Закона Свободной Воли. Если люди в этом регионе нуждаются в опыте большой войны, чтобы выйти из мышления, в котором они застряли, почему я должен поддерживать видение, что этого не произойдет? Пусть сам Закон решает и позволит им пожать то, что они посеяли. Для меня это было освобождением от напряжения, которое я нес много лет.

0