Распечатать Распечатать

Необходимо ограничить власть корпораций, чтобы они не могли контролировать общество или сдерживать инновации

Добавлено в закладки: 0

Сен-Жермен (6), 15 Июля 2007.

Это часть диктовки, прочесть которую вы можете здесь.

Ограничение власти корпоративных предприятий
Поэтому мои возлюбленные, одним из следствий этих размышлений является осознание необходимости в том, чтобы общество, такое как Соединенные Штаты, Европа или другие страны, которые опережают другие страны экономически, задумались, что в какой-то момент необходимо ограничить размер корпораций. Чтобы они не могли стать настолько огромными, что теряют связь с человеческим элементом, чтобы они не смогли стать сущностью, которая готова при возможности подавлять и контролировать весь мир.

Ибо вместо того, чтобы позволять корпорациям вступать в эту нескончаемую гонку за власть и контроль, корпорации должны быть инструментом для достижения большего блага, которое заключается в увеличении всеобщего изобилия. Ибо понимаете, мои возлюбленные, когда дело дойдет до этого, какая корпорация сможет существовать в вакууме? Корпорация должна во многих случаях использовать сырье, чтобы производить товары, которые можно продать. И у нее должны быть рабочие, которые могут производить эти товары. Ибо, разумеется, акционеры не собираются стоять в заводском цеху и зарабатывать на жизнь потом и кровью, не так ли?

Итак, вы видите, мои возлюбленные, я ничего не имею против того, чтобы группа акционеров владела корпорацией, если они желают делать дело. Но если им нужны другие люди для ведения дел, то тогда разве можно сказать, что акционеры имеют эту корпорацию в собственности или что они могут претендовать на то, чтобы считаться ее полновластными собственниками? И если эта корпорация использует сырье, поступающее из окружающей среды — тогда, мои возлюбленные, кто владеет этими Соединенными Штатами? Дженерал Моторс? Дженерал Электрик? Или Халлибертон? Или американский народ? Разве это государство не является единой нацией под Богом, и должно быть из людей, от людей и для людей?

И поэтому вы видите, что люди имеют право подняться и сказать: «Прекратите! Мы оспариваем право элиты владеть и распоряжаться 90 процентами богатств этой нации. Ибо они накопили эти богатства, используя ресурсы, принадлежащие всем нам, используя наш общий труд. И поэтому у нас есть собственность и нам есть что сказать. И поэтому богатства этих корпораций не должны использоваться для увеличения богатств элиты, которая итак имеет больше, чем может потратить любой человек. Вместо этого мы вправе требовать, чтобы богатства этих корпораций были распределены между всеми людьми в обществе — включая рабочих этих корпораций».

И так вы понимаете, мои возлюбленные, в обществе золотого века вы не встретите этих громадных могущественных корпораций, превосходящих национальные границы. Вы увидите множество более мелких предприятий с правом собственности, при котором работники будут иметь само предприятие в частичной или даже в полной собственности. И это создаст совершенно новые условия, при которых люди не просто в определенное время приходят на работу и сидят там, бездумно выполняя монотонную, механическую работу, не испытывая какого-либо чувства ответственности за то, что они делают или даже чувства собственности в положительном смысле. Вместо этого они будут вносить свой вклад в предприятие, и они будут понимать: то, что они делают, оказывает влияние на целое и в итоге приносит им пользу.

И поэтому существует совершенно новая модель бизнеса, и сейчас уже есть люди в воплощении, которые осознали это и начали эти модели реализовывать. Мои возлюбленные, я прошу вас хранить непорочное понятие о трансформации концепции собственности в новое и более высокое понимание.

Пересмотр патентного права
Еще один важный вопрос — это переосмысление понятия патентного права. Мои возлюбленные, нет ничего неправильного в том, чтобы изобретатель нового продукта в течение какого-то времени получал выгоду от изобретения этого продукта. Однако недопустимо, когда на новый продукт изобретатель получает патент, а потом некая крупная корпорация выкупает патент и прячет его где-нибудь в ящике стола, так что новая технология, которая может конкурировать с существующим бизнесом, с самого начала оказывается задавлена.

Ибо мои возлюбленные, можете ли вы, в самом деле, сказать, что человек, который изобрел новый продукт, является его собственником? Разве не наступает момент, когда необходимо заявить, что существуют некоторые продукты, некоторые виды технологий, которые настолько важны для всеобщего блага, что уже нельзя позволять одному человеку или одной корпорации контролировать использование этой технологии?

Мои возлюбленные, только представьте себе, что в каком-нибудь далеком прошлом, человек получил бы патент на колесо. И вам всем пришлось бы платить какой-нибудь огромной корпорации за то, что у вашего автомобиля есть колеса.

Понимаете мои возлюбленные, существуют определенные виды технологий, которые даются человечеству ради всеобщей выгоды. И мои возлюбленные, откуда же приходят новые изобретения и технологии? Так вот, они не появляются как гром среди ясного неба, как и не исходят они из разума одного индивидуума. Они исходят из вознесенного царства, ибо мы, Вознесенные Владыки — настоящие изобретатели для Земли. А люди, которые предположительно что-то изобретают — просто получатели. Они не изобретают, они сонастраиваются, чтобы получить то, что уже существует на эфирном плане как полностью разработанная идея.

Итак, вы видите, мои возлюбленные, человек, который может сонастроиться и высвободить новое изобретение заслуживает вознаграждения. Но изобретение следует воспринимать как дар всем людям, и его следует использовать ради блага всех.

В качестве только одного примера: разумно ли, мои возлюбленные, чтобы частная корпорация — контролируемая небольшой кучкой людей — имела поистине тотальный контроль над программным обеспечением, работающим на 90 процентах компьютерах мира? Не наступит ли однажды момент, когда кому-нибудь придется сказать о том, что компьютеры стали слишком важны для всего мира, чтобы позволять жадности и прибыли быть стимулами к развитию, чтобы позволять жадности и прибыли позволять корпорации контролировать использование компьютерных программ и компьютеров настолько, чтобы инновации, которые могли бы угрожать их уникальному статусу оказались задавлены.

Я понимаю, что компьютерная индустрия относительно молода, и поэтому общество в некотором смысле было захвачено врасплох ее возникновением. Тем не менее, никогда не бывает слишком поздно отступить назад и все переосмыслить. А необходимость переосмысления есть, так чтобы либо общество выдвинуло компании Майкрософт ультиматум об изменении контроля и прав владения программами, либо общество решило создать новую организацию, которой будет владеть народ, полностью прозрачную организацию, которая будет разрабатывать новые программы, способные работать на всех компьютерах.

Ибо мои возлюбленные, могу заверить вас, если вы хотите избежать ситуации, когда компьютеры будут использоваться для контроля каждого аспекта вашей жизни, тогда вам, людям, точно придется потребовать прав владения компьютерными технологиями. Это означает, что вам необходимо потребовать максимальную степень прозрачности каждого аспекта развития наиболее значимых видов программного обеспечения, буквально заставляющих мир вращаться.

0