Распечатать Распечатать

Потребность в новом подходе к науке и религии

Добавлено в закладки: 0

Сен Жермен, 27 октября 2007.

Это часть диктовки, прочесть которую вы можете здесь.

Сен-Жермен Я ЕСМЬ, и как и мой возлюбленный брат БОЛЕЕ, я провел несколько жизней на этом острове. Мои возлюбленные, я также пришел представить пример того, как быть мужчиной, не злоупотребляющим силой. Поэтому я пришел дать несколько иной образец для подражания чем тот, который был представлен королём Артуром, а также несколькими воплощениями Владыки БОЛЕЕ как Томаса Мора и Томаса Беккета.

Ибо я пришел, чтобы показать человека, который не обязательно является человеком власти, не обязательно человеком действия в смысле связи с обществом, но человеком идей, науки, знаний, даже человеком, понимающим, как работает материальная вселенная; работающим над трансмутацией, трансформируя неблагородные элементы человеческого сознания в золото Христосознания.

Итак, возлюбленные мои, я пришел принести этот пример — что человеку не нужно быть на поле боя, чтобы быть сильным. Ибо, безусловно, знание — это сила, понимание — это сила, мудрость — это сила. И поэтому у вас существует выражение, что перо сильнее меча, и я играл некоторую роль в создании этого широко известного изречения.

Таким образом, мои возлюбленные, в двух воплощениях* я приходил установить фундамент для появления современной науки. Но, разумеется, я приходил не как человек, посвящающий себя только науке, интеллекту, аналитическому складу ума. Я приходил в качестве примера человека, кроме всего прочего, обладающего интуицией и поэтому усердно ищущего сонастроя с духовным царством, как БОЛЕЕ говорил о том, что он, представлял сонастрой с высшими принципами, с высшими принципами Бого-Правления, представленными королем, или тем, кто противостоял королю.

Конечно, же, я представлял другой аспект этого, сонастрой с высшим знанием, для высвобождения практических знаний, которые позволят людям преобразовать их общество к высшему более высокому состоянию. И это, мои возлюбленные, безусловно то, что я хотел бы видеть, что люди понимают в эту эпоху.

Необходимость объединения науки и духовности

Ибо, что это за эпоха, в которой вы живете? Не часто ли она характеризуется как век информации? Но, не должна ли она, скорее характеризоваться как эпоха мудрости? Разве мы не должны помочь современным людям развить различение того, что знание фактов может быть полезным, но гораздо ли полезнее обладать мудростью, чтобы поместить эти факты в их надлежащем контексте? И эта мудрость может исходить не от интеллекта и не из чувств, не от знаний, которые можно собрать с помощью физических, научных приборов, но только тогда, когда науку сочетают с интуитивным озарением интуитивной способностью проникновения в суть.

Вы действительно увидите — если изучите жизни самых великих ученых — что у них всех были интуитивные озарения, которые позволили им добиться некоторых из их самых больших открытий. И это — действительно пример, описанный в легенде о Мерлине, который, через интуитивное знание, хорошо знал, как работает вселенная и, следовательно, как достигнуть определенного мастерства господства разума над материей.

Опять же, мои возлюбленные, как Роджер Бэкон и, как Фрэнсис Бэкон, я попытался показать пример человека открытого науке, но не закрытого для духовности. Я хотел показать пример того, что наука и духовность — это две стороны медали жизни, и у вас будет совершенная мудрость только тогда, когда вы объедините их обе.

Ибо, как вы столь ясно видите, в современном обществе у ученых может быть большой интеллект и большие знания фактических вещей, но всегда ли у них есть мудрость, чтобы знать, что можно сделать и что следует сделать? И эта мудрость может прийти только из интуитивного сонастроя с собственным Высшим Бытием — и с более высоким Бытием Вознесенных Сонмов — так, что ученый поймет, почему определенная идея высвобождена, и что она высвобождена для возвышения всех, вместо того чтобы ею злоупотребили для расширения возможностей элиты власти и для того, чтобы дать им еще больший контроль над народом.

Ибо вы видите, мои возлюбленные, технология сама по себе не является злом. Я покровительствовал современной науке и развитию большой части современной технологии по той прагматичной причине, что я знал, что, если бы люди не были освобождены от тяжелой работы, которой они зарабатывали на жизнь во время Средневековья, то не было бы никакого шанса, что на этой планете когда-либо будет духовное пробуждение. Поэтому, по сути, в технологии нет ничего злого. Но, как и все остальное, ее можно использовать либо во благо, либо же ее можно использовать не во благо. Она может быть либо использована эгоистично, чтобы обогатить одного человека или элиту, либо она может быть использована альтруистически, чтобы обогатить всю жизнь и принести изобильную жизнь всем людям в обществе.

0