Присоединение Крыма к России. Отношение между Украиной и Белоруссией

Добавлено в закладки: 0

Вопрос: Чем по сути является действие присоединения Крыма к России? Каково видение Владык по вопросу взаимодействия и перспектив отношений между нашей страной, Украиной и Белоруссией?

Ответ Ланелло:

Позвольте мне сперва сфокусироваться на ситуации с Крымом. Вы увидите, что эта ситуация имеет множество параллелей в мире, где у вас есть 2 страны, граничащие друг с другом, но есть участок между ними, не обязательно принадлежащий одной стране или другой. Люди на этом участке не уверены, к какой точно нации они принадлежат. И так, они часто становятся пойманными в некоторые политические игры. В каждой ситуации, когда вы видите это, есть группа людей, которые, возможно, с давних времён, имеют определённую проблему в определении того, кто они.

Нельзя сказать, что люди на Крымском полуострове принадлежат к группе, которую я назвал «коренные русские»; есть множество людей по всему миру, которые имеют ясно определённую групповую идентичность или групповую карму, которая возвращается на протяжении многих поколения. Но эти люди не могут точно решить, к какому роду людей они относятся, и принадлежат ли они к той или иной нации.

И поэтому они часто привлекают к себе тот тип игр, в которых они в один момент относятся к одной нации, в следующем году – к другой, и возможно, есть смешение, когда часть их говорит на одном языке  и чувствует большую лояльность к одной нации, часть говорит на другом и чувствует преданность другой нации.

Итак, действительно, это  — духовная подоплёка для многих таких ситуаций, и вы видите их по всему миру: в Мордовии, в Грузии, во многих других местах, даже в том, что раньше формально было Советским Союзом, а сейчас стало независимыми странами. Или вы видите этнические группы людей в России, которые хотят стать самостоятельными; и так далее, и тому подобное.

И так, в этом случае, это духовная причина для этого, и ваш единственный путь решения здесь в том, что люди решают более ясно, кто они есть, и в какой нации они хотят жить, и тогда они смогут постепенно двигаться дальше. Это не значит, что все из этих регионов должны стать независимыми странами; но некоторые из них вправе сделать это. Другие могут присоединиться к одной из соседних стран и жить в мире с ними.

И это – то, что у меня есть по этой теме.

Теперь что касается темы Украины, Белоруссии и России. Что ж, в общем вы имеете ситуацию, которая восходит к тому обстоятельству во время советской эры, когда лидеры (такие как Сталин), внезапно решают, что одним росчерком пера он собирается переместить сотни тысяч людей из одной части его «империи» в другую. Он высылает людей из России в соседние республики, он переселяет людей из других республик, даже людей из некоторых стран Варшавского договора в другие части Советского Союза.

Итак, что вы действительно видите здесь, откровенно говоря, тяжело описать иначе, как поступок безумного человека, одержимого собственной властью. И вот он имеет власть делать это, и он думает, что, насильно переселяя этих людей, он может развить некую программу. Своего рода демонстрация личной силы – вот единственная программа, которая была у Сталина. Но он также иногда смешивал видение того, как он мог бы построить многонациональную империю, перемещая этих людей с места на место и смешивая жителей Советского Союза.

Я не говорю, что это логично, потому что разум диктатора не движется, в первую, очередь логикой, как вы зовете её, но его личной логикой: что он хочет делать всё, что может, чтобы расширить или укрепить свою власть.

И так, я только что говорил о Крыме, где люди по кармическими причинами с давних времён поместили себя между двух наций.

Но ситуация, созданная Сталиным и ведущими событиями в Советском Союзе, иная. Эта ситуация создана силой, и во многих случаях, или скорее, во всех случаях, не выбрана людьми. Русские люди, которых насильно переселяли на Восточную Украину или в одну из балтийских стран, не выбирали этого. Люди, которые жили в тех странах, не выбирали принимать тех русских людей. И так, естественно, у вас сейчас ситуация, где русское этническое меньшинство находится в нескольких регионах – страны Балтики, Украина, Белоруссия и другие  — и создаёт эти очень сложные положения, которые, откровенно говоря, даже у Вознесённому Владыке не просто решить, что вам делать с этим. И снова, возможно, стоило бы посмотреть назад и открыто признать, что была создана очень сложная ситуация, и что она не была выбрана ни русскими, ни другими нациями.

И если вы понимаете, что нечто не было выбрано, тогда, возможно, вы можете признать, что когда ситуация была создана силой, вы не можете решить её силой. И когда вы видите, что Россия, при правлении Путина, сделала на Украине – особенно на Восточной Украине, вы увидите, что это попытка принести изменения силой. Мои возлюбленные, если бы могли видеть манипуляции и агрессивные действия, которые имели место (скрыто от взора общественности), произведённые Россией на Восточной Украине, вы были бы шокированы – все вы.

Итак, здесь нет возможности разрешения ситуации силой; и вы бы могли спросить себя, это: почему большинство стран в западном мире среагировали на происходящее на Восточной Украине – не только в Крыму, но особенно на Восточной Украине? Почему они отреагировали на поведение и действия России по этому вопросу?

Вы увидите, что другие действия, предпринятые Россией – такие, как кризис в Чечне,  —  не вызвали такого сильного отклика со стороны международного сообщества. И вы можете спросить себя, почему была столь сильная реакция в этот раз? И вы, конечно, можете осознать несколько причин, но я хотел бы обратить внимание на одну первостепенную причину здесь. Что происходит в западном мире десятилетиями? Что это за надежда, которая растёт в западных странах, с момента раcпада Советского Союза? Что было потеряно в мире в течение советской эры? Что ж, мои возлюбленные, это очень просто. Вы имели разделение мира, вы все знаете это. Вы обычно видите это как разделение между коммунмстическими странами и капиталистическими. Но было не только это.

Если вы посмотрите отдельно на Европу, вы увидите, что едва ли был регион в мире, где было бы больше войн в течение веков, чем между европейскими странами. И даже до возникновения этих стран, — между феодалами и императорами, которые сами провозгласили себя таковыми. Так, что произошло с созданием ЕС —  это то, что Европа доросла до точки, где они пытаются разрешить различия с помощью переговоров вместо использования силы – будь то открытая война или закулисные манипуляции, шпионаж, провокации, саботаж или любые другие вещи.

Вместо конфликта и насилия они попытались разрешить различия и путём согласования. Это первостепенная цель, мы можем сказать, для ЕС, или по крайней мере, потенциал ЕС, — что вы найдёте способ разрешения разногласий, путём переговоров.

Это также развивается во многих других частях мира, и если вы оглянетесь на прогресс, который был сделан: финансовый, материальный, экономический, повышение уровня жизни за последние несколько десятилетий, — он в большой степени основан на этой  большей открытости и большей готовности договариваться. Конечно, чтобы договориться, вы должны быть в чем-то открытыми, честными и прямыми с людьми, с которыми имеете дело. Если вы скрываете что-то, они обнаружат это. Если у вас обнаружат скрытые планы, что ж, ваши переговоры провалятся или не достигнут своего полного потенциала.

Так спросите себя вот о чём: если русское правительство имеет какой-то спорный вопрос об Украине – или Восточной Украине – почему они не попытались решить этот вопрос путём открытых переговоров? Почему они официально ушли в создание, я могу сказать, состояния гражданской войны?  Почему это единственное решение, которое могло быть рассмотрено и выбрано?  Из-за чего эта готовность использовать силу и скрытые манипуляции? И, снова, это, конечно, связано с тем, о чём я говорил ранее, — что вам следует осознать то, о чём мы, Вознесённые Владыки, часто говорили, что в Золотом Веке будет смягчение национальных границ.

Могут быть регионы, где люди откроют, что у них есть некие общие интересы, которые превосходят национальные границы, и они создадут более тесные связи в регионе.

Так, если у вас есть ситуация в определённом регионе, давайте для примера возьмём Восточную Украину, где вдруг развилось коллективное сознание, которое заставляет большинство людей региона чувствовать себя более близкими к России, чем к Украине. Мы, Вознесённые Владыки, не видим проблемы в том, чтобы люди сделали свободный выбор в пользу другой нации – если это свободный выбор. Но свободный выбор не может быть сделан, если есть манипуляция, если нет открытости к переговорам.

Украина – это, снова, одна из тех стран, где после распада Советского Союза была возможность для людей Украины решить: «В какой стране мы хотим жить? Какие мы люди?»

Это была сложная ситуация – частично из-за русского меньшинства, частично из-за истории Украины. Но мы можем с уверенностью сказать, люди Украины не использовали эту возможность максимально. Вы видите это в жестоких революциях, имевших место, вы видите это в драках в украинском парламенте, и вы видите, что не была  набрана определённая критическая масса, где люди Украины готовы шагнуть вверх и жить в более современной стране.

И эту ситуацию, конечно, эксплуатировало русское правительство. Во всяком случае, мы не говорим, что проблемы Украины были вызваны русскими; они прежде всего созданы людьми Украины, не решившими подняться и стать более современной, более свободной, более демократической нацией. Вы увидите другие страны, которые были частями Советского Союза и сделали больший прогресс в этом отношении. В некоторых из них всё ещё есть этническое русское меньшинство, но они сделали гораздо больший прогресс, став более современными, более свободными, более демократическими.

Итак, другой вопрос, который нужно задать таким странам: «Почему те, которые имеют русские корни, всё ещё чувствуют, что они должны быть преданны своему русскому наследию вместо принятия культуры и национальности страны, в которой большинство из них были рождены и выросли? Большая часть их, например, в Балтике, на самом деле не хотят жить в России, потому что их материальные условия лучше.

Они могут сказать, что они подвергаются национальной дискриминации, но это возможно  только потому, что они не приняли новую национальность и культуру. Есть разница между принятием новой культуры и национальности и попытками сделать эту страну такой, какой вы хотели бы, чтобы она была, вместо утверждения преданности другой стране и другой культуре, и желания заставить страну, в которой вы живёте, стать такой, в то время как коренное население там не такое.

Люди, например, в трёх балтийских странах, не из русского наследия, не такие, как русские люди, и они должны иметь право соблюдать свои нации, базируясь на своём национальном сознании и культуре. И поэтому вы не можете, как Вознесённый Владыка, видеть какую-либо причину, по которой русские меньшинства, живущие в таких странах, требуют или ожидают, что это должно быть похоже на жизнь в России. Им нужно или вернуться в Россию, или принять страну, в которой они живут. То же самое относится к людям Восточной Украины – к некоторым из них – и Белоруссии в той же мере.

Люди в Белоруссии находятся под диктаторским правлением. И большинство из них осознают это. Но это снова такая же динамика, как и с русскими людьми. Они не решили, в какой стране они хотят жить, какой тип лидерства они хотят и заслуживают.

Сейчас Белоруссия – сложная страна, потому что в ней живут люди, которые принадлежат к группе, названной мной «коренными русскими», и есть люди с другими корнями. И ещё раз, это не значит, что вы можете посмотреть с Вознесенной перспективы и сказать: «Белоруссия должна быть частью России, или частью Запада, или отдельной страной». Это зависит от решений людей; но сейчас они не решили. И конечно, это займёт время – мы осознаём это. И поэтому мы должны просто показать долгосрочную перспективу и ждать, когда люди решат, в какой стране они хотят жить.

Вы видите, мои возлюбленные, когда вы живёте в стране, которая имеет очевидно тоталитарное правление – как в нынешней Белоруссии, как в Советском Союзе, есть определённое «преимущество» у людей (я говорю «преимущество» в кавычках, потому что это в действительности не духовное преимущество), но они подсознательно воспринимают это как преимущество, и преимущество это – всё равно, что сказать: если у вас есть сильный лидер, который говорит, что делать, то многие вопросы вам не нужно задавать, многие вопросы вам не нужно рассматривать. И кажется, что это делает жизнь, легче —  для тех людей, кто не в состоянии решить, кто они и в какой стране хотят жить.

Это также то, почему так много людей в России сегодня думают, что в Советском Союзе было лучше. Потому что сейчас они сталкиваются с неопределённостью. Когда люди чувствуют неопределённость, они вынуждены рассматривать конкретные вопросы. Когда же у них есть чувство стабильности, они могут игнорировать эти вопросы.

Что ж, чтобы расти, вы должны встречаться с вопросами. Нет другого пути расти. И поэтому вы видите, что многие люди в советское время были в духовном смысле в коме – когда они не росли. Были люди, рождённые в Советском Союзе, прожившие там всю жизнь – или большую часть жизни – и они не сделали какого-нибудь духовного прогресса в той жизни. То же самое с некоторыми людьми, живущими в Белоруссии сегодня, и в других тоталитарных странах – Китае, например, Северной Корее. Многие люди могут прожить целую жизнь в такой стране, не совершив никакого духовного прогресса.

Сейчас, конечно, возможно также жить в свободной демократической стране и не совершить прогресса за целое воплощение. И это потому, что  тех странах есть другая форма безопасности. Они не озабочены тем, что правительство скажет им, что делать, но они знают, что система соцобеспечения позволяет им жить очень комфортной жизнью, даже если они не будут работать, заниматься самообразованием или менять себя.

Итак, по всему миру  вы видите определённую группу людей, которые не хотят рассматривать эти 4 основных вопроса жизни, потому что они не хотят расти. И что я хочу подчеркнуть: в более свободных, более развитых, более демократичных странах этот тип людей составляет меньший процент населения, но в более тоталитарных странах процент их больше; поэтому эти страны имеют более тоталитарную форму правления.

0