Распечатать Распечатать

Святой Иосиф объясняет, какого это было быть отцом молодого Иисуса

Добавлено в закладки: 0

Сен Жермен, 29 Октября 2009.

Это часть диктовки, прочесть которую вы можете здесь.

Мои возлюбленные, Сен-Жермен я есть, известный в давние времена как Святой Иосиф. Ибо служить отцом юного Иисуса на самом деле было для меня честью и сложной задачей.

Как объясняла Мать Мария, он действительно родился не от непорочного зачатия. Но Святой Дух действовал через нас обоих, чтобы помочь нам осознать – как вчера объяснял Иисус – что, когда необходимо завершить особую задачу, нужно оставить позади все остальное и следовать внутреннему руководству еще до того, как сможешь быть в нужном месте в нужное время, когда внешняя ситуация становится очевидной уму, и понимаешь, что должно быть выполнено, что должно быть рождено, что должно проявиться. Так что в этой жизни можешь иметь возможность и честь делать нечто, выходящее за пределы обычной человеческой жизни, собственных ожиданий и желаний для конкретной жизни, поскольку осознаешь большую цель, имеешь это большее видение и понимаешь, что в жизни есть нечто более, чем большинство людей видят, представляют и ожидают от обычной жизни.

Истинная алхимия – это алхимия, которая происходит сейчас
Это, мои возлюбленные, и есть ключ. Рассмотрите, что каждый человек обладает потенциалом достичь чего-то в себе, в сердце, достичь чего-то такого, что выявит некое качество – это невыразимое, трудно описуемое нечто, называемое многими людьми любовью. Но воистину это не человеческая, собственническая любовь – это превосходящее качество, превосходящая любовь, если хотите, впрочем это просто превосхождение себя. Вы соприкасаетесь с частицей небес, вы соприкасаетесь с частицей чего-то запредельного. Вы касаетесь одежд владыки, мои возлюбленные, и ощущаете поток сознания владыки, текущий через вас, несущий исцеление или пробуждение, в зависимости от необходимости.

Итак, все вы призваны достичь чего-то, являющегося качеством БОЛЕЕ, того самого, которое искали алхимики прошлого, и мало кто из них когда-либо находил. Это превосхождение, эта способность превзойти старое, просто оставить его позади, сделать прыжок вперед и сказать: «Я тот, кто я есть сейчас. И не важно, кем я был вчера или на прошлой неделе, или когда родился, поскольку я – тот, кем решаю быть в этот момент». Это право, мои возлюбленные, быть тем, кем вы являетесь в любой момент, независимо от того, кем вы были или не были прежде.

Ложь, ложь лжеучителей заключается в том, что ваши прошлые выборы, ваше прошлое состояние бытия или не-бытия, ограничивают ваши будущие выборы или, вернее, ваши нынешние выборы, которые вы делаете в вечном сейчас, когда решаете: я не собираюсь ждать завтра, я решаю быть БОЛЕЕ прямо сейчас, прямо здесь. Это, возлюбленные мои, и является сутью алхимии – выбор быть БОЛЕЕ – не в будущем и не считая, что это продолжительный процесс и что, если вы будете продолжать выполнять некий внешний ритуал или читать священное писание, или читать молитву, то однажды что-нибудь да произойдет.

Нет, мои возлюбленные, алхимия, истинная алхимия происходит, когда вы решаете, что СЕЙЧАС, прямо здесь и сейчас я – БОЛЕЕ. Я не оглядываюсь назад. Я принимаюсь за дело Христа и иду вперед, отделяя реальное от нереального по мере того, как перепахиваю землю и обнаруживаю новую поверхность, новый уровень для роста новой жизни, мои возлюбленные. Именно это делали Мария и я, когда получили видение, встретившись друг с другом физически – мы принялись за дело и шли вперед, независимо от трудностей, перемещаясь в разные места, передвигаясь в течение нескольких лет, прежде чем поселиться на более длительный период времени в том маленьком городке Назарет.

Каково было быть отцом Иисуса
Понимаете ли, мои возлюбленные, я желаю дать вам, по крайней мере, некоторое представление о том, каково было быть отцом этого юного мальчика, который рос, чтобы стать Иисусом. Это было не легко, мои возлюбленные. О да, вы слышали истории, придуманные людьми, некоторые из вас даже читали так называемое новое откровение о мальчике Иисусе и о его способности совершать те или иные чудеса. Что ж, мои возлюбленные, Иисус действительно обладал особыми способностями, но в детстве он не проявлял ничего из того, что вы назвали бы чудесами. В действительности он проявлял очень сильную волю, демонстрируя, что он обладал чем-то большим, чем обычный ребенок того времени.

Но, мои возлюбленные, он все равно был ребенком. Он все равно был ребенком. Он был неискушенным жизнью в сочетании с внутренним чувством собственного достоинства из-за обладания чем-то особенным – и это было сочетание, мои возлюбленные, с которым отцу было очень трудно справляться, особенно в том веке, когда меня, конечно, воспитывали в традиционной культуре, где доминировал мужчина, где отца считали главой семьи, а этого, я могу заверить вас, Иисус вообще не принимал. Он был очень своевольным мальчиком. У него не было особого желания слушаться старших. Он хотел получить собственный опыт в жизни, и это качество многие из вас могут видеть у детей в этот день и век.

Ибо, опять же, в этом веке в воплощение приходит много детей, которые обладают этим внутренним знанием того, что они здесь с определенной целью, что они здесь не для того, чтобы жить обычной жизнью, определенной обществом и их родителями, учителями или старшими. Они здесь, чтобы выковать собственный образ жизни. Но, конечно, им было бы намного легче, если бы они немного прислушивались к старшему поколению, чтобы обрести немного опыта, учиться на наших ошибках, чтобы не пришлось повторять их снова и снова.

Все же, я могу заверить вас, что у Иисуса был другой подход. Я не говорю, что он никогда не слушался, но я говорю, что много раз я был готов рвать волосы на голове от расстройства из-за его нежелания прислушаться – не только к благоразумию, но и к кому-либо, кто имел опыт. Иисус был практиком. Если вы сказали ему не прикасаться к чему-то горячему, то могли быть абсолютно уверены, что он прикоснется, чтобы удостовериться, что это горячо.

Возлюбленные мои, как вы думаете, почему в Библии ничего не говорится о Иисусе в период времени между посещением им храма в двенадцатилетнем возрасте и появлением уже в возрасте тридцати лет? Вот вспомните историю о том, что произошло в храме. Мы с Марией взяли его туда и держали его возле себя. Ведь на самом деле в то время Иерусалим был бойким местом, каким он может быть и сегодня, где ребенку легко потеряться в толпе, быть сметенным толпой, поскольку люди шли по узким улицам, которые в то время были еще уже, чем вы видите сегодня.

И вот он внезапно потерялся. Мария думала, что он был со мной, я думал, что он был с нею, и затем мы встретились и поняли, что его не было ни с кем из нас. Мои возлюбленные, любой родитель запаниковал бы. Бегаем повсюду, ищем его, находим и в тревоге и беспокойстве слышим, как он говорит с абсолютной уверенностью, граничащей с высокомерием: «Или вы не знали, что мне должно заниматься делами моего Отца?» И у меня было желание показать ему прямо там, что следует сделать отцу.

Но, тем не менее, он достиг такого уровня зрелости, когда я уже не мог обучать его – и я знал это. Я знал, что больше ничему не могу научить его, и поэтому мы приняли решение послать его с людьми, которых знали и которым доверяли, в том числе с Иосифом Аримафейским, в караванный путь, где он мог приобрести опыт различных культур, различных народов, где он мог переезжать с места на место, быть вдали от дома, видеть что-то другое и, надо надеяться, благодаря этому расширить кругозор, которым не обладал, так как жизнь его была до некоторой степени ограничена небольшим городком, мои возлюбленные. Поскольку я уверен, вы понимаете, что независимо от фантазий, придуманных людьми, жизнь в Назарете в те времена проходила в очень узких ментальных рамках. Там не было ни телевидения, ни газет, ни книг, никакой возможности узнать, что происходило дальше того, что можно было увидеть своими глазами или куда вы могли дойти за несколько дней.

Мои возлюбленные, это была поистине изолированная жизнь, и мы знали, что Иисус нуждался в широком кругозоре. Ему необходимо было увидеть мир. Я сам действительно путешествовал в молодом возрасте и видел больше, чем местные окрестности. Мария, конечно, была моложе, и в те времена как женщина была более ограничена в своих возможностях перемещаться. Ибо, конечно, она не могла путешествовать одна; это было привилегией мужчин.

Итак, мы знали, что пришло время послать Иисуса в жизнь для обретения опыта. И надеялись, что он вернется с расширенным кругозором, возможно, затем поселившись рядом, как мы мечтали, поскольку в то время у нас и, конечно, у него, не было ясного видения, какой будет его миссия. Поэтому мы отпустили его! Мы отпустили, не зная, увидим ли мы его снова. Не зная – и на самом деле, так и не увидев его, ибо в моем случае, я ушел из жизни раньше, чем он вернулся в этот край.

Конечно, Мария увидела его снова, когда он вернулся взрослым, но она еще не достигла полного понимания его миссии. И она играла главную роль, направляя его к началу этой далеко не простой миссии, которую на самом деле никто из нас не мог полностью постичь и понять – в том числе Иисус – пока она не начала разворачиваться. Но Мария знала, что через Иисуса должно было быть явлено и выражено нечто неординарное. Поэтому на той знаковой свадьбе в Кане она присутствовала, чтобы сказать нужные слова в нужное время, чтобы он начал свою миссию, откуда не было пути назад. Мои возлюбленные, я хотел бы быть там, чтобы поддержать его, но с другой стороны, я знаю, что он не нуждался в моей поддержке, поскольку в тот момент он обрел ее внутри себя.

И это, конечно, высшая радость отца – видеть, что дети находят поддержку внутри себя, мои возлюбленные. Найдите ее в себе. Что хорошего, если вам постоянно приходится полагаться на внешние средства – будь то предсказание по звездам или бросание жребия, или вглядывание в хрустальный шар – чтобы приблизительно знать, как правильно поступить? Должен настать момент, мои возлюбленные, когда вы берете ответственность за себя. Что это означает? Это означает, мои возлюбленные, осознание того, что, хотя у вас есть божественный план, который намечает общие действия, общие черты, но детали – иногда довольно общие детали – зависят от вас, и вы выбираете творческое выражение себя, мои возлюбленные.

[ ]

Мои возлюбленные, жизнь – это невероятный дар. И я знаю, мои возлюбленные, что, когда вы находитесь в плотном физическом теле, когда вы оказываетесь в трудной ситуации, то, может быть, трудно удерживать это в памяти. Но я говорю вам, что жизнь – невероятный дар. И хотя я начал с рассказа о трудностях, которые доставлял юный Иисус, я могу также сказать вам, что были времена, когда я смотрел на него и видел свет в его глазах – или даже свет в его ауре, который видел не физически, но ощущал – и я чувствовал, какая же честь для меня быть отцом этого ребенка.

Конечно, я ощущал то же самое в моих других детях и, как я описал однажды, ощущал, какая же невероятная честью для меня быть мужем этого самого неописуемого существа, Матери Марии. Ибо, я говорю вам, она обладала необыкновенным качеством, которое вы могли рассмотреть в ней, и вы могли видеть нечто более, не человеческое, не физическое. Мои возлюбленные, бывало я смотрел в ее глаза и чувствовал, что вхожу в иную реальность. Дневная жара улетучивалась, боль в моих мышцах после тяжелого рабочего дня исчезала, и я чувствовал, что нахожусь в компании ангела.

И это, конечно, было так, хотя я не понимал этого своим внешним умом. Но ангел не в том смысле, как многие из вас представляют этих существ, – летающими повсюду на небесах и дующими в трубы. Нет, мои возлюбленные, каков ангел в действительности? Это не просто любой, кто в состоянии находиться здесь, в этом плотном мире, и при этом демонстрировать нечто неординарное – таково одно из определений ангела. Это посланник Божий, который приходит показать, что есть кое-что вне плотного материального мира.

Это, конечно, могло бы быть одним из определений ангела, мои возлюбленные. Более широкое, действительно, более широкое, поскольку мы всегда стремимся к тому, чтобы вы расширяли свое сознание и не превращали наши учения в ментальные рамки, когда линейный ум хочет взять все, что мы сказали об ангелах, и превратить это в некое застывшее учение, считая, что именно таким ему положено быть, мои возлюбленные. Ибо именно это владыки сказали в книге, в диктовке, через ту или другую диспенсацию.

0